ХРАМ ВО ИМЯ ПЕРВОВЕРХОВНЫХ АПОСТОЛОВ ПЕТРА И ПАВЛА г.ПОЛЕВСКОЙ

Пещера по имени "Ад"

Тип статьи:
Авторская
Источник:

В студенческие годы каждое лето нам приходилось выезжать на геологические практики. На одной из таких практик мы поселились в палатках возле небольшого села неподалеку от Сухого Лога, где изучали гипсовые и ангидритные отложения.

В этом районе находилась большая карстовая пещера, которую посещали туристы. Одно из занятий мы посвятили изучению карстовых полостей по сторонам пещерной экскурсионной тропы.

В конце занятия наш руководитель Станислав Густавович сказал:

— Есть в пещере два таинственных грота, ребята, довольно сложных для прохождения. Один зовется «рай», другой – «ад». Далеко не всем туристам открывают они свои тайны…

После таких слов мы загорелись желанием слазить в эти пещеры. Попасть туда оказалось непросто: отбор добровольцев проводил сам Станислав Густавович, выбирая среди парней и девчонок наиболее худых и физически подготовленных.

В итоге были отобраны пятеро кандидатов на раскрытие пещерных тайн. Сначала мы решили посетить «рай», — название даже в нас, некрещеных студентов, вселяло некий оптимизм.

Спелеологического снаряжения ни у кого не было, и в пещеру мы отправились в спортивных костюмах с фонариками и зажженными свечками в руках. По цепочке друг за другом вошли, пригибаясь, в холодный и темный подземный вход. От дыхания вверх к сводам шел густой пар, под ногами хлюпали глина и вода.

После поворота извилистый лаз пещеры стал сужаться, и дальше по скользкой глине мы пробирались почти на корточках.

— Главное, свечку не потушить, — подавал советы идущий впереди Андрей Кузнецов, — свет в пещере – средство первой необходимости, позволяет заметить всяких подземных гадов и кости любопытных туристов…

Про гадов и скелеты он, конечно, шутил. Но все равно было немножко страшновато.

Справа в углу хода чернела узкая щель. Оставив своего руководителя, который не мог втиснуться в щель из-за внушительной комплекции, мы впятером на локтях и коленях поползли по тесному ходу. В одном месте ход оказался таким узким, что пришлось лечь на живот и ползти по глине, извиваясь змейкой. Метров через десять, одной рукой карабкаясь по лазу, а другой держа свечку, я вдруг неожиданно попала в светлый просторный грот.

Трудно было понять, откуда сюда проникал слабый свет. Может, где-то рядом был выход на поверхность земли? Грот оказался большим, его верхняя куполообразная часть напоминала церковные своды. Впереди на гладкой стене было выдолблено небольшое углубление. Я подошла поближе и увидела нарисованный на нем четырехконечный крест. Догадавшись, что это и есть «рай», я радостно закричала:

— Эге-гей! Добро пожаловать в рай!

Пока ребята, довольные, что так быстро добрались, с шутками вползали в грот, меня охватило чувство глубокого покоя и необъяснимого веселья. Это была не просто радость от победы над собой и узким пещерным лазом, это было более сильное и глубокое, какое-то мистическое чувство.

Необычная радость и торжественность атмосферы в гроте передалась и остальным ребятам.

— Круть! Давайте что-нибудь споем, — предложил Андрей, и мы, не сговариваясь, запели:

— Наверх вы, товарищи, все по местам, последний парад наступает…

Наверное, это была не совсем подходящая песня для исполнения в раю. Но нам было легко и весело и хотелось подвига…

Когда мы, перепачканные глиной, но довольные, выбрались к ждущему нас руководителю, он сказал:

— Ну, все, выходим наверх, экскурсий пока хватит.

— Как это хватит, – возмутилась я, — а второй грот?

— Туда, ребятки лезть не советую. Можно застрять в лазе, можно испугаться. Как — никак все-таки ад…

Слова руководителя возымели действие, и ребята особенно не настаивали. А меня словно кто-то специально дергал за язык:

— Кого там, в аду, бояться? А уж пролезть я смогу в любую дыру!..

— Ну, попробуй, раз такая самоуверенная, — сдался Станислав Густавович.

Сопровождать меня согласился Серега Савельев, тонкий смуглый мальчик с черными глазами. Хлюпая по воде в мокрых кроссовках, мы подошли к узкому наклонному лазу. Первым с фонарем пополз в щель Серега. Я карабкалась за ним на коленках, с тревогой замечая, как все больше сужается впереди темный воронкообразный ход.

Хоть я и считала себя хорошей спортсменкой, все же ползти на четвереньках по скользкой глине было трудновато. Вскоре стены пещеры так сузились, что пришлось лечь на живот и двигаться ползком. В какой-то момент мои плечи и бедра оказались накрепко сдавлены узким лазом, и я не смогла больше продвинуться ни вперед, ни назад.

Я вдруг поняла, что застряла, и жуткий, панический страх охватил все существо. В горле пересохло, в висках громко и часто колотилось сердце. Вдобавок ко всему погасла свечка, и я осталась в кромешной тьме.

Усилием воли я пыталась бороться с паникой, но воображение, как назло, рисовало яркие картины: ползающих вокруг мерзких пещерных гадов, белые скелеты на темной глине… В те минуты мне казалось, что из ужаса, одиночества и холодного мрака нет никакого выхода.

— Оль, ты где там застряла? – услышала я вдруг вблизи спокойный Серегин голос.

О, каким родным и близким показался он мне тогда! В ответ я закричала, что застряла в буквальном смысле, что у меня погасла свеча, что меня надо спасать…

Во тьме впереди блеснул луч фонаря.

— Брось, тут вполне свободно пролазишь. Давай шевелись, уже немного осталось…

Я попробовала пошевелиться, окаменевшие от страха мышцы на руках и ногах вновь приобрели подвижность, и я легко продвинулась дальше. Вскоре лаз стал расширяться и закончился небольшим темным гротом, в котором можно было встать на ноги. Там ждал меня Серега.

— Вот он, твой «ад», — сказал он, — обычная глиняная яма, ничего интересного. В «раю» было веселее…

Обратно мы выбрались на удивление быстро.

— Ну как, открыли тебе гроты свои тайны? – спросил Станислав Густавович.

Я была так рада выбраться из мрачного подземелья к теплому летнему солнцу и синему небу, что только мотнула головой и пошла к речке отмываться от глины. Вспоминать о пережитом страхе совсем не хотелось…

Лишь спустя годы мне приоткрылись тайны этой необычной пещеры.

От знакомых геологов я узнала, что в большом гроте под названием «рай» в советское время совершали богослужения скрывавшиеся в пещере монахи. Там, где был выдолблен крест, находился алтарь, и служилась литургия.

Дух древней молитвы и подвижничества придавал «райскому» гроту ощущение радости и света. Словно Мандельштамовское «чистое веселье» православного богослужения каким-то мистическим образом передалось камням, а от них — нам, некрещеным студентам…

Что касается ада, то я поняла, что он реально существует. Но находится он не под землей, а гораздо ближе. В нашем собственном сердце. Ад, к которому ведут не узкие подземные лазы, а наше своеволие и гордыня.

Комментарий редакции:
14.07.2012 13:54
17.08.2015
1104

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!